?

Log in

No account? Create an account


Катманду – Лукла – Пхакдинг


            За завтраком добродушный немолодой японец радовался, едва не пустившись в пляс, узнав, что я русская. «Русси́я, Русси́я!» – повторял он и широко улыбался. Иногда вот встретишь человека – кажется, персонажа совсем второстепенного участия в той или этой истории, а чувствуешь, как через него стенографирует мироздание, донося лишь одному тебе понятные в тот момент сигналы. Вряд ли я смогла бы кому-нибудь объяснить, как работает этот тонкий механизм, но за покрытым клеёнкой столом трапезной "Мэдхубана" меня оставила всякая мысль о том, что сегодня могу опять не улететь.
        Аэропорт, куда я прибыла часам к восьми, встречал плакатом "Flights delayed due to Lukla weather". Только теперь он не просто висел над стойкой регистрации рейсов, а выглядел намертво приклеенным к ней скотчем – будто предостерегал желающих улететь в Луклу от случайных оптимистических надежд.
         Полезла в интернет проверять погоду – действие бессмысленное, в общем-то, потому что глобальные предсказания для Луклы не распространяются на сумасбродные маневры отдельных групп облаков. Метеорологические сайты единодушно сообщали о ясном небе и солнце над Луклой – впрочем, как и вчера; а вот на следующие дни прогноз уверенно сулил не только облачность, но и сильные снегопады.
        Я сидела и медитировала на табличку с информацией о задержке рейсов, успокаивая сознание и мысленно перекраивая свой маршрут в применении к тому или иному развитию погодной ситуации. Тем временем жизнь в аэропорту кипела: треккеры рейс за рейсом улетали к Аннапурне в Покхару, непальцы – в Кханиданду и Биратнагар, и только воздушное окно в Сагарматху оставалось закрытым.
         Существует наземная альтернатива сорокаминутному полёту в Луклу – именно так начинали свой долгий путь к Эвересту со стороны Непала альпинистские экспедиции до середины шестидесятых годов прошлого века, пока не был построен высокогорный аэропорт. Нужно часов десять ехать на автобусе или джипе из Катманду на восток – пока есть дорога, а потом ещё дней шесть идти пешком, шагая вверх и вниз по двух-трёхкилометровым холмам, любуясь пасторальной красотой окружающих пейзажей, наблюдая самобытные картины жизни нетуристических деревень и дополнительно прокачивая своё физическое тело перед предстоящими нагрузками на бо́льших высотах. Такое начало было бы идеальным, будь у меня возможность удлинить свою поездку ещё на неделю.
        Разговорилась с одним из непальских гидов. Он сказал, что сопровождает группу американцев и они, совсем не имея резерва времени на ожидание, приняли решение лететь в Луклу вертолётом, и что я могу присоединиться к ним – на борту осталось два места. Учитывая, что цена короткого коммерческого полёта вертолётом почти соизмерима с той, которая была заплачена за билеты из Киева до Катманду и обратно, меня этот вариант не привлекал. На всякий случай взяв у непальца контакты хеликоптерного сервиса, я решила ещё какое-то время подождать.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...Свернуть )
Ранее:
День 1-ый и день 2-ой                         

                     
                                                         
                                                            Пытаюсь улететь в Луклу



          Сомневаться не приходилось: она была со мной. Она – это причудливая особенность организма настойчиво отказываться ночью спать накануне дней, которые требуют наибольшей остроты мышления или выносливости тела. Она не связана ни с лабильностью психики, ни с каким-то предположительным волнением. Просто существует нерушимый факт: если я считаю, что по какой-то причине мне следует хорошо выспаться, – как правило, жди бессонной ночи. В этот раз причина была: предстояло долететь до Луклы и пройти свой первый день трека.
          Я читала, потом выключала свет и пыталась заснуть, опять включала и читала, и снова безрезультатно пробовала уговорить организм хотя бы на пару часов сна. Долежала до половины седьмого и, одевшись, с вещами спустилась в гостиничный холл.
          Ребята, работники гестхауза, предложили позавтракать. Отказалась – не было аппетита. Но они всё равно налили мне чаю и дали тост с джемом, дополнительно переспросив, не поем ли я всё-таки ещё омлета или каши. Завтраки в «Мэдхубане» включены в цену за проживание, так что не желание что-то продать, как можно было бы подумать, двигало этими людьми – просто им хотелось – это выглядело  очевидным – позаботиться о госте. Накануне вечером они для меня и такси заказывали – сами предложили, за пятьсот рупий – вместо семисот, которые традиционно просят таксисты из Тамеля до аэропорта. Обычно я страдаю, если ощущаю повышенное к себе внимание, а непрошенные услуги меня сильно тяготят, но в данном случае ненавязчивая участливость была даже трогательна.
          Договорились, что в случае нелётной погоды вернусь к ним опять. Впрочем, обязательной необходимости бронировать номер не было: гостиницы стояли пустые – низкий сезон.

          Ещё до того, как я вошла в здание аэропорта внутренних авиалиний, почувствовала висевший в воздухе дух неразберихи. Хаотический фон, без которого немыслим Катманду, своё наиболее концентрированное состояние имеет здесь. Подняла глаза на табло вылетов – то, которое находится снаружи: информации о моём рейсе не было, а напротив номеров других рейсов до Луклы значилось "delayed".
          В Луклу летают самолёты почти всех местных перевозчиков, но только "Yeti airlines" (''Tara'' – их дочерняя авиакомпания) сумели организовать сервис продажи билетов онлайн. Правда, их спокойно можно покупать и в Катманду, в любом туристическом агентстве, – но места на самые ранние рейсы заканчиваются сильно заранее.
          Восемь тридцать, как у меня, – не самый удачный час для отлёта – так называемая вторая, или даже третья волна. Это значит, что в случае нестабильной погоды шанс улететь в день, обозначенный в билете, терял шансы на существование: при прояснении небес первыми отправятся пассажиры рейсов на шесть утра, дальше – на семь, а потом облака могут слиться в непрозрачный монолит аж до самой темноты. Самолёты тут летают не по приборам – лётчики их ведут визуально, а вокруг – горы, между прочим; так что метеорологический вопрос в локальном воздушном пространстве животрепещет беспрерывно.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...Свернуть )


          "Всё божественное во мне соединяется со всем божественным в тебе!" – с улыбкой приветствует меня служащий пограничного контроля в аэропорту. Тоже ему улыбаюсь – кажется, я сейчас вообще всем улыбаюсь, – и отвечаю: "Намасте!"

          Шумное беспорядочное движение одетых в разномастные цветастые одежды людей, снующие между пешеходов беспрерывно сигналящие в разных тональностях машины и мотобайки – сумасшедший ритм, подчиняющийся правилам слаженной узорной гармонии хаоса, совсем не претендующей на то, чтобы быть понятной случайному наблюдателю.
          Бесконечные пёстрые лавки с пашминой, ритуальными фигурками, масками, браслетами, обильными поддельными треккерско-альпинистскими норсфейсами и мормотами освещают яркими нарядными пятнами вечерние улицы; за ароматической мешаниной из пряно-гвоздичного мыла, вялых фруктов, сырого мяса и повсеместно тлеющих ароматических палочек то и дело ловлю носом беспечную сладкую дымность конопли. Индуистские храмы, статуи, буддийские ступы, кучи мусора, медленно бредущие маленькие тощие коровы, костры, звучащие из пабов и клубов регги, блюз и метал, рестораны с живыми очагами посредине, сигналы звонких колокольчиков украшенных цветами и лентами повозок велорикшей...
          Я – снова в Катманду, три года спустя, и мне тут хорошо. Все картинки, запахи и звуки – предвестники начинающихся приключений: очень скоро катмандинская пыль сменится чистым снегом и прозрачным воздухом Гималайских гор, прекраснее которых, кажется, нет на этой Земле ничего.


                                                                          ДЕНЬ ПЕРВЫЙ, 21 декабря 2016
                                                                                         Киев-Катманду

          Мне известны бывалые люди, которые, пакуя рюкзак, взвешивают каждый предмет своего снаряжения, а потом вносят данные в таблицу Excel, пристально наблюдая за суммой значений весовых ячеек и ориентируя её на "норму" конкретного трека. Такой подход лежит выше порога моей скрупулёзности, поэтому, имея в виду более-менее точный вес каждой вещи, финальную тяжесть рюкзака я прикидывала в уме, намереваясь уложиться в закреплённые опытом свои комфортные походные двенадцать килограмм. Всё, что имело хоть малейший шанс оказаться лишним или даже просто не очень-очень нужным, было отстранено от участия в гималайской экспедиции. В итоге мой выстраданный минимум, поставленный на весы, составил 14 кг, без учёта фотокамеры и жидкости, которая будет на треке в термосе. Я точно понимала, что дополнительные два с лишним килограмма фотографических принадлежностей обрекут меня на гарантированные мучения – намного бо́льшие, чем те, что были определены как обязательные для преодоления. Не могу сказать, что совсем не колебалась – напротив, решение в пользу стограммового простейшего мыльнолюмикса младшего сына далось мне весьма тяжело. (Забегая вперёд, скажу, что ни разу об этом не пожалела, хотя у меня в результате и не вышло ни одной приличной фотографии.)

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...Свернуть )

Второй день в Катманду, в который совершенно неожиданно, но успешно (хотя и спешно) уместились Пашуптинатх, Будданатх, Патан и Сваямбунатх



4 января 2014 г., поздний вечер,
"Grand Millennium Guest House", Катманду



       В гостинице, как и ожидалось, нет света. Работает только одна розетка (вероятно, от собственного электрогенератора, которого хватает только на такую малость). В непальских домах отсутствует отопление, и температура воздуха в комнате, полагаю, чуть выше ноля (пар изо рта идёт). Принимаю душ при свечах, надеваю несколько слоёв одежды, шапку; кипячу воду, завариваю чай, забираюсь под одеяло — теперь я готова, не дрожа от холода, сделать некоторые записи. Рядом — чай в металлической кружке, горит свеча, светит экран айпада — такая моя сегодняшняя катмандинская романтика.
       Удивительно, насколько длинным может быть день! Невозможно поверить, что с того момента, когда я утром вышла из отеля, до настоящей минуты прошло часов пятнадцать, а не год или хотя бы месяц. Кажется, что в Катманду я уже долго-долго, а некоторые из сегодняшних событий и ощущений имели место гораздо раньше каких-то других, что были у меня, к примеру, несколько лет назад. И никакие доказательства нелинейности времени больше не нужны. А ещё, когда проживаешь такой день, как сегодня, понимаешь, что единственной мерой измерения времени — внутри конкретной человеческой жизни — являются исключительно впечатления, а не секунды и часы.
       Проснулась утром в семь — прозвенел будильник. Спала крепко — в холоде это чудесно выходит. Первой мыслью при пробуждении была "ох, ещё бы поспать — как же не хочется детей вести в школу!", второй — "почему я в шапке?", а третьей — "стоп! какая школа? я же в Катманду! скорей вставать навстречу приключениям!".
       Только высунуться из-под одеяла при сильно бодрящей температуре помещения — задача для отважных. Отвагу пришлось нарабатывать "здесь и сейчас" — как-то смогла умыться-одеться-собраться и выйти из номера довольно быстро.


ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ... и смотреть бешеное количество фотографийСвернуть )

Дорога Украина — Непал. Намасте, Катманду! День первый.
   Так, как этот год, в моей жизни не начинался ни один: никогда и никуда я не уезжала ровно перого января. Почему-то думала, что все люди первого числа сидят дома и доедают салаты, однако — нет: поезд Севастополь-Киев был полностью заполнен  пассажирами, которые всю дорогу мирно спали после бессонной новогодней ночи.
       Почему-то в последний день перед отъездом (как раз после новогоднего поста в жж) некоторые особенно участливые знакомые принялись звонить и пугать разнообразными возможными и невозможными поджидающими меня катастрофами: пугали брюшным тифом, меннингитом, обморожением, ограблением, авиакрушением в горах и даже почему-то гималайским медведем. Я не то чтобы испугалась или утратила решимость — просто было неприятно. Но ровно в тот момент, когда я села в вагон, поняла, что ничего не боюсь. Чтобы умудриться пасть жертвой диспепсии или услуг местных непальских авиалиний (а больше ничего, пожалуй, у меня серьёзных опасений не вызывало), необязательно путешествовать в одиночку. И я успокоилась совершенно.
       В Киеве в моём распоряжении был почти целый день (поезд прибывал утром, а самолёт из Борисполя вылетал почти в полночь) — удалось заехать к своим любимым девочкам; мы душевно и весело провели время, подняли бокалы за счастье в новом году и попутный ветер в моём предстоящем путешестии.
       До Борисполя быстро, недорого и с комфортом доехала на Скай Басе, высадилась у нового терминала D — впервые из него вылетала. Кстати, последний мне очень понравился: чисто, красиво, просторно, немноголюдно — всегда радостно, когда вижу, что в Украине появляются какие-то достойные вещи (а раньше я терпеть не могла Борисполь).



       На стойке регистрации сдала багаж — его зарегистрировали сразу до Непала и дали сразу два посадочных талона: Киев-Шарджа и Шарджа-Катманду, что успокоило мои недавние волнения насчёт короткой стыковки. На рейс из Шарджи я попросила место у иллюминатора по правому борту (прикинула, что так у меня может быть шанс увидеть Гималаи и даже Эверест из самолёта), и мне его любезно предоставили.ДАЛЬШЕСвернуть )

Непал. Пролог

       Как-то в декабре, когда я ещё никуда ехать не собиралась и не подозревала о том, что буквально через неделю мироздание подарит мне возможность поехать в любое желаемое место, мне приснился сон, простой и красивый: я иду по тропе, а вокруг — горы, белые и величественные, и небо — синее-синее, я замираю от восторга и фотографирую. Там, во сне, было понятно, что горы эти — Гималаи.  Проснулась с ощущением знаковости — слишком отчётливой была картинка, слишком яркими были эмоции. Поделилась с Максом, а он тогда сказал, что хорошие сны обязаны сбываться, и что мне обязательно нужно ехать в Гималаи, а он будет тем волшебником, который помогает такие сны воплощать в жизнь.
        В Непале я давно хотела побывать. Не так, чтобы спать не могла и грезила, но в списке приоритетных стран, куда однажды надо обязательно добраться, он был в первых позициях. Само слово "Катманду" завораживало своей прекрасной возбуждающей таинственностью и манящей недоступностью; а ещё я слышала, что люди после тех краёв сильно меняются, — да что там, и сама таких видела.
       Что я знала о Непале? Самые высокие горы планеты, включая Эверест и подавляющее большинство других восьмитысячников, самое высокогорное озеро, путь паломников из Индии в Тибет, буддистские монастыри, индуистские храмы, грязь, бедность, антисанитария, многоярусные пагоды, самые сложные для посадки аэропорты, родина Сиддхартхи Гаутамы, будущего Будды... Заманчиво, только как это всё может менять человека? В чём именно тот магнит, который так влечёт туда?  Хотелось бы знать.
       Тем не менее, имея стойкую привычку и любовь к путешествиям в одиночку, я всегда была уверена, что в такие страны, как Индия или Непал (не говоря о самих Гималаях), нужно ехать обязательно в компании. Поэтому в этот раз Непал сразу всерьёз не рассматривала — и по причине отсутствия компаньона, и по причине — даже более важной — отсутствия времени как на качественную подготовку, так и на само путешествие.
       Стала приглядываться к Европе — готовиться не надо, ехать недалеко, рисков никаких. Немного поразмышляв (чтобы и интересно было, и много гулять не холодно — январь таки), выбрала Италию — собрала пакет документов для визы и приступила к просмотру информации о культурных местах, которые собиралась посетить. А в голове свербела мысль: что я в этой степенной и предсказуемой Европе не видела, что принципиально важное мир для меня откроет через эту поездку, что даст фундаментально полезного для осознания себя? Явно другое путешествие мне в данный период жизни нужно было: авантюрное приключение, с испытаниями, преодолениями себя, удивлениями, открытиями... При этом я не могла остановиться и, не замечая времени, параллельно (с итальянскими) читала отчёты путешественников о поездках в Гималаи, рассматривала карты районов Непала, фотографии храмов и горных вершин... — в ноутбуке постоянно были открыты непальские ветки индостан.ру и форума Винского; а самые разные, такие сложные, казалось бы, названия, как Покхара, Пашупатинатх, Мачапучре, Дхаулагири, Бхактапур, Сарангкот... казались музыкой для уха и легко ложились на язык. И тут сам собой (вне осознанного контроля) начал формироваться предполагаемый план и моего возможного гималайского путешествия.
       Утром мне нужно было отдавать документы для шенгенской визы, а ночью перед этим я в очередной раз зашла на сайт Air Arabia, ввела в окно дестинейшн поинт "Киев-Катманду" и, увидев хорошую цену с короткой стыковкой... купила себе билет в Непал. Такие вещи я называю голосом судьбы — безо всякой патетики. Теперь всё сразу встало на свои места.
       Единственно, мне оставалось сделать ещё один выбор: включать ли в маршрут горный трек или ограничиться осмотром культурных достопримечательностей Долины Катманду. К первому меня склоняло огромное желание, а также мысль о том, что слетать в Непал и не увидеть горы — страшная ошибка. Ко второму — рассуждения о теоретической опасности для одиночки ("и никто не узнает, где могилка твоя..."), возможном холоде в горных районах и отсутствии достаточного количества времени для полноценного многодневного трека. Но, пребывая просто в наркотическом вдохновении, я решила попробовать всё совместить.
       Следующие дни прошли в комплектовании экипировки и покупке недостающих вещей вроде треккинговых штанов, налобного фонаря, термобелья, лекарств и прочего...
   

Продолжение:
"Гималайская тетрадь", глава I
"Гималайская тетрадь", глава II

Анонсирую



       Дебютное путешествие в Непал состоялось! С большой буквы Путешествие. Грандиозная перезагрузка, радикально растолкавшая мои былые горизонты, существенно изменившая некоторые важные детали моей картины мира. Я вернулась не просто живая и здоровая (вопреки некоторым специфическим прогнозам), но и наполненная новыми стимулами, пережившая неожиданные и удивительные открытия внутри себя, и с тем — фундаментально обновлённая.
       Собираясь написать об этой поездке, я вдруг впала в замешательство — не только из-за необъятного количества привезённых фотографий: не могла придумать, какой характер повествования выбрать, на чём делать акцент, что именно может оказаться кому-то любопытным или полезным. Потом решила, что подробные описания истории страны, культурных достопримечательностей, религиозных традиций и архитектурных стилей каждому доступны в многочисленных специализированных источниках, а самое ценное в любом путешествии — это всё-таки личный опыт, о котором и стоит говорить, потому что только он — то уникальное, о чём никакая википедия не расскажет и о чём мне самой  будет интересно перечитать, когда свежесть сегодняшних впечатлений сгладится временем.
       В Непале я вела "Гималайскую тетрадь", куда каждый вечер перед сном тезисно записывала события и эмоции суток. Вот эти путевые заметки, "расшифрованные" и проиллюстрированные фотографиями, я и намерена выкладывать в течение следующих нескольких дней.

                                                                             

                                                                                                               Посвящается... В общем, кому посвящается,
                                                                                                               сам с первых строк и поймёт.





       Тут кое-кто подумал, что я страшно нарядная, с локонами и в вечернем платье элегантном встречаю Новый год. Держу, вся из себя невозможная, пальцами с наманикюренными "арбузиками" ногтями бокал с Домом Периньоном и закусываю белыми трюфелями. А мысли у меня светлые-светлые, счастливые-счастливые... И мужчина рядом, смотрящий с обожанием (а то и не один).
       Ну, ржу, товарищи.
       Может, стоило не развеивать иллюзию. Но я развею таки. Понятно, кое у кого может случиться культурный шок. Извините тогда. Сами виноваты. Напридумывали потому что. Ха. Ха. Ха. (Голосом робота Вертера.)
       Дело, на самом деле, обстоит так. Рассказываю.
       Каждый мой новогодний праздник уже несколько лет подряд проходит по одному и тому же сценарию. Декорации — те же, главные роли — тоже. Только актёры эпизодических ролей иногда меняются. Для разнообразия.
       Во-первых, у меня дети. А они имеют привычку ложиться спать до полуночи. И это, в общем-то, хорошо: можно с чистой совестью никуда не ходить. Ходить я никуда не люблю, потому что ночью хочу спать, а не есть. Лечь спать вне дома обычно негде. Остаётся сидеть и мучаться. Мне так не нравится. Танцы тоже не танцуются. Особенно по ночам. Можно, конечно, было бы накатить грамм 100-200, а потом уж разгуляться. Но я почти не употребляю алког(х)оль. Потому что мне это тупо невкусно.
       И мясо я не ем. Не потому что я очень духовная, а потому что мне тупо плохо от него. Холодца я вообще физически боюсь и даже могу в обморок упасть. Прямо под стол с холодцом. Это во-вторых и в-третьих.
       В общем, человек я для новогодней компании неподходящий. Чересчур непонятный и занудный для общества. Только Пашечка один на всём белом свете меня понимает и соглашается терпеть которую уже новогоднюю ночь подряд. (И детки ещё, конечно, соглашаются. Но у них пока нет выбора.)
       Короче, дома сижу. Зато в карнавальном костюме. Физкультурника. Костюм состоит из спортивных штанов и футболки. Ногти без арбузиков, а волосы без кудрей.
       Сыночки после "Наполеона" и запускания фейерверков уснули, и мы с Пашечкой стали встречать Новый год. Точнее, НГ встречала я, а Пашечка составлял мне компанию, потому что у него за океаном новый год не собирался начинаться ещё несколько ближайших часов.
       Ой, нет. Ещё кое-что было до этого. Я решила выпить алког(х)олю. Ну, чтобы веселье пришло.
       Мне сначала было ипохондрически как-то. Всё — ровно как и в прошлом году: мужчина, с которым мы живём в городе Хэ, встречает праздник со своей основной семьёй, а мужчина, с которым я прожила 17 лет и который отец моих детей, пошёл в компанию с новой дамой сердца.
       Так вот. Стала я искать в доме алког(х)оль. В севастопольской квартире (откуда и пишу) мы живём сейчас только на каникулах (когда уезжаем из города Хэ), поэтому я не всегда точно знаю, какие запасы тут можно обнаружить. А обнаружила я не хухры-мухры, а знаете что? "Херес" 1965 года, с пробкой, запаянной сургучом. Открыла его (не без труда), вспоминая, что однажды на экскурсии в "Магараче" один тамошний заслуженный винодел рассказывал, что когда собирается компания виноделов-профессионалов, то всегда в бокалы исключительно "Херес" разливается.
       Моё приобщение к прекрасному с треском провалилось — невкусно мне было и сильно уж одеколонисто. Хотя вино хорошее, наверное, и даже жаль людей, которые его изготовили, — к неправильному человеку в рот добро попало.
       Напиться не удалось, хотя весело стало. Но это благодаря Пашечке. Без десяти двенадцать я позвала его к себе на праздник, и он мне не отказал. Потому что он хороший и добрый. И никогда меня в трудную минуту не бросает.
       Чокнулись с ним, как обычно, пообнимались скайповыми медведями и поговорили о разном. Пашечка попросил ёлку показать — потому что я рассказала про высокотехнологичные разнорежимные сверкания удивительной гирлянды, которую мы с Тимошкой в прошлом году за тридцать гривен купили, когда с хутора Пятницкого ехали.
       Под ёлкой стоял утюг, и детский носок валялся. Пришлось убирать, чтобы Пашечка не подумал, что я неряха страшная и всякая другая засранка. Только зря убирала — кроме гирляндовых огней в виде расплывающихся разноцветных кружков всё равно больше ничего на фото видно не было. Но Пашечка сказал "красотища какая". Чтобы меня порадовать.
       Сейчас я пошла собирать рюкзак на завтра. Потому что получила от Максима самый крутой (в моём понимании) новогодний подарок, какой только можно представить: возможность поехать туда, куда я хочу. Лучший подарок в моей жизни. И совсем не могу сердиться на него за то, что он не захотел встречать Новый год с нами. Ведь Гималаи гораздо привлекательнее стола, заставленного кучей нездоровой еды.
       И на Серёжу обижаться тоже не могу ("я тебе детей привезла к празднику, а ты свалил куда-то"), потому что он согласился на время моего отсутствия побыть с мальчиками, к тому же полностью экипировал меня всякими нужными снаряженческими штуками и правильным рюкзаком.
       А единственная проблема, которая в данный конкретный момент меня волнует, — это очень короткая стыковка между рейсами в аэропорту Шарджи.

       С новым годом, друзья! Пусть он будет хорошим. Ура.

Орёл и чайки

   
       Из города Хэ мы приехали на каникулы домой в Севастополь.
       Гуляем. Фотографируем иногда. На Приморском было так.
  

С неба без парашюта

— Мамочка, когда я вырасту, знаешь, что сделаю?
— Что?
— Если ты забудешь дома парашют, то я тогда вытяну вверх руки и тебя поймаю.
                                                                                              Все персонажи и события невымышленные.
                                                                                              Все совпадения считать неслучайными.





       Мама одного мальчика, назовём его M., очень любит покупать ему одежду. Она обожает своего сына, и, как любая нормальная мать, желает видеть М. красивым и счастливым.
       Самого мальчика (который мальчик-то, конечно, только для мамы, а так — уже совсем взрослый мужчина) вопрос собственного гардероба волнует меньше, чем любой из существующих на всём белом свете вопросов. К тому же М. всё время очень занят решением серьёзных дел в серьёзном мальчиковом бизнесе — ему просто некогда думать о глупых брюках и рубашках, отвечая на трёх языках на 50 рабочих звонков каждый час в течение почти круглосуточного рабочего дня, при этом непрерывно мотаясь не только между городами родной страны, а ещё между швециями, германиями и всякими другими америками.
       Иногда мальчик М. ночует за городом, в доме золотых обоев, где живут его родители, — потому что ему приятно радовать своим присутствием горячо любящих его маму с папой. Вот тогда мама и вручает мальчику любовно купленные для него вещи. Мальчик не противится: и мама рада, и ему не надо озадачиваться такой бессмысленной ерундой, как покупка одежды. Лишь только купленные мамой белые остроносые туфли он тайком от родителей переобувает в машине.
       Как-то раз случилось чудо: мальчик организовал себе выходные, решив поехать отдохнуть в прекрасный город, куда он позвал и одну девочку (которая тоже, конечно, совсем не девочка, но эти незначительные детали не имеют никакого отношения к  данному повествованию).
       Утром М., собираясь встретить приходящий в шесть утра поезд, которым должна была прибыть девочка, машинально надел купленную мамой и выглаженную её заботливыми руками рубашку. А потом поехал на вокзал.
       Приехавшая девочка сразу обратила внимание на необычный фасон его наряда: укороченные рукава без манжет, редкие необычно крупные пуговицы и мягкий воротник, застёгивающийся не у горла, а где-то сильно ниже. Девочка отметила про себя, что это не самый её любимый фасон, но мальчику говорить об этом не стала — и потому, что само по себе это неважно, и потому, что главное в мальчиках — это ум. А М. — самый умный мальчик из всех, кого девочке доводилось встречать.
       И поехали девочка с мальчиком в прекрасный город, и время они проводили чудесно, несмотря на пасмурную и дождливую погоду. И купленная мамой рубашка грела мальчику грудь.
       Чуть позже, когда мальчик одевался после сна, какая-то необъяснимая сила заставила его рассмортеть рубашечную этикетку — увидеть необычную прям какую-то для рубашки надпись "Night Wear" и вспомнить, что среди вещей, подаренных мамой, были и штаны в точно такую же красно-синюю мелкую клетку.
       Он рассказал о своём озарении девочке, и у девочки, отличающейся психической лабильностью, случился смеховой припадок, который продолжался весь следующий день, проведённый в этом городе.
       Девочка настаивала, что о пижамном происшествии нужно будет непременно рассказать маме. Но М. говорил, что мама расстроится и подумает, что у неё не очень умный мальчик, который, к тому же, опозорил фамилию, разгуливая в исподнем по центру прекрасного всем известного города.

       Но потом вышло так, что мальчик всё-таки во всём признался маме. Только мама не расстроилась, а, наоборот, очень долго и весело смеялась.


       А вот ЗДЕСЬ эта же история совершенно блестяще рассказана от первого лица.

     По Львову с нами гуляла не только новая камера, но и новый объектив. Хотя я не фотограф (и не претендую), а только учусь, мне всё же удалось в полной мере почувствовать, что тушка тушкой, а балом правит оптика.
       Неофитство часто чревато истерией патологиями, и то, что мы пытались фотографировать всё и вся с разными диафрагменными числами на каждом квадратном метре пространства — думаю, не самая худшая из них. Мы не попали под трамвай и не упали в канализационный люк, нас не затоптали кони и не обгадили голуби. Хотя не обошлось без страшных последствий — в виде тысяч безумных фоток с многочасовой перспективой их переборки.
       Не могу не выложить котика. Видимо, эта участь рано или поздно постигает всех жэжэзаводчиков — даже тех, кто зарекался.


ГОРОДСвернуть )

ЛЬВОВЯНЕ И НЕЛЬВОВЯНКИСвернуть )

ДЕТАЛИСвернуть )

МОНОХРОМНОСТЬСвернуть )

Во Львове


       Из высоких открытых окон был слышен громкий стук дождя по крышам — ровно в середине лета я проснулась в старом доме старого квартала старого города...
       Глупейшее начало текста — как в дешёвом дамском романе. Ну, и пусть — потому что всё было именно так: июль, дождь, старый квартал, крыши и Львов. Точно как год назад, точно в эти же числа. И если это начало традиции — буду рада.
       Интересно, но с каждым разом (а во Львове я была не единожды и уже даже не трижды) хочется остаться там подольше — чем чаще приезжаешь, тем больше находишь неизведанного. (У меня так с иностранными языками: чем дольше и глубже учишь язык, забираясь в самые дебри, тем сильнее кажется, что ничего не знаешь.) И в этот раз двух дней было слишком мало.
       Дождь городу очень идёт. И точно не мешает прогулкам. Архитектура потрясающая, лица красивые, приятный уху язык, еда вкусная, кофе ароматный, старина умиротворяющая, несуетность улиц... — очень Львов люблю (да кто ж его не любит).


     
Фото unclepaddy
       Собирала документы на новый загранпаспорт. Нашла на сайте Генконсульства РФ в Симферополе список нужных. Шесть фоток, пишут, надо. Сфоталась. Не идеально. Решила перефотографироваться — чтобы аж десять лет не было стыдно. Перефоталась — сама в себя влюбилась. Сложила документы в папку.
       Легла в полвторого ночи, встала в пять утра — проспала, в 5:15 надо было из дома выходить. Не накрасилась, причесалась галопом, напялила чёрную майку и поехала первым автобусом в Симфер. Приехала в семь, за два часа до открытия, — была тридцать девятая.
       Через час пошёл дождь (с места сойти нельзя, а то прощай, счастливый тридцать девятый номер) — промокла, как дворовая собака. К обеду дождь закончился — стало жарить антигуманно.
       Без очереди заходят офицеры ЧФ РФ, попы и блатные по звонку. Один раз у меня тоже был блат в МИДе (привет, Денис!), без очереди тогда вызвали. И вот стою теперь, накрытая возмездием, попов и героических офицеров пропускаю. Жуть как жарко, спать хочется и пить — но ничего, стараюсь не растекаться.
       Через девять часов (как от Москвы до Камчатки), в четыре, вошла в здание. Доки — ура! — приняли. Кроме фотографий. Не нужны, говорят. Потому что паспорт биометрический. Сказали идти в кабину №2.
       Зашла. В кабине жутко — как внутри томографа. Пощёлкало что-то там, пошебуршало, вспыхнуло и — опа! — некто в образе плавленого сырка возник на экране, а рядом с мордой — почему-то моя фамилия. И издевательская надпись: "Вас устраивает фотография?" Жму на "Нет". Всё повторяется. И ещё. И ещё. Сдаюсь, — боюсь, что выведут за баловство, — жму на "Да".
       Без десяти пять вышла из Генконсульства, радостная, — красивые фотографии сберегла.

       Сегодня по спонтанной производственной необходимости три часа провела в компании незнакомого (ну, до сегодняшнего дня) мужчины, очень галантного и интеллигентного, надо отметить. Прощаясь, мужчина мне сказал: "Вероника, вы такая милая девушка (я сильно нарядная была, да, вся в оранжевом), и я бы не устоял, чтобы в вас не влюбиться, если бы не ваши духи". Прямо так и сказал.
       На мне был "Слоник" от Kenzo, если что. Советую вот теперь. Для использования в стратегических целях.

       Мне аноним жэжэшный бесплатную курицу подарил в розовом чепце. Символ? Метафора? Аллегория? Мол, курица ты, Ника. Так даже слепой скажет, что я на курицу не похожа. Я похожа на корову.

       А в 2005 году мне подарили совсем не виртуальную курицу, а целый настоящий билет на Чемпионат мира по художественной гимнастике. Очень хотела попасть, но в Баку не полетела — был младенец на руках. В 2010 году мне опять подарили билет — Чемпионат мира проходил в Москве. Но я не могла отказаться от поездки в другую сторону в те же сроки. Теперь, впервые в истории художественной гимнастики, Чемпионат мира будет проходить в Киеве. И опять у меня есть билет, на 30-ое августа, аж в первый сектор, на финал многоборья...
       Сказать честно, я мечтаю написать однажды о том, как на высоте в пять тысяч метров встретила грандиозный рассвет над Африкой, и как плыла по Гангу вдоль берега священного Варанаси, и как фотографировала синие ледники Патагонии... Только не езжу я пока сейчас дорогами мечты. Но счастье всё равно есть: дороги, которые рядом, мне тоже нравятся. А, может, мне вообще нравятся все дороги...

       Глупо, очень глупо было пытаться написать об июньской поездке в Каменец-Подольский, сидя поздним вечером в одном из старинных львовских домов, после долгих и прекрасных прогулок по Львову. Только не получается у меня одной рукой играть ноктюрн Шопена, а другой — "Мурку" наяривать. И о Каменце писать, сидя во Львове, тоже, оказалось, не могу. И не бывать бы уже, в силу давности события (всё надо делать вовремя), этому посту, если бы не загруженные месяц назад фотки, которые и удалить жалко, и "под глазом" держать вроде как несуразно.
       О позднеосеннем Каменце-Подольском я уже однажды рассказывала. Сегодня — Каменец летний покажу.
       Интересная история у меня вообще с этим городом вышла: год назад мне доводилось видеть его только на карте, а к сегодняшнему дню я уже трижды там была. Притом последние два раза — почти случайно. В "бывать случайно" стала находить много увлекательности. Кинематографического толка.
       Жаль, не всё фотографиями передашь — запах, например. В этот раз обнаружилась интересная особенность, постижение которой в силу метеорологических условий нам было недоступно ранее: ровно за 15 минут до начала дождя город наполняется крайне концентрированным запахом... ну, в туалетах плацкартных вагонов поездов дальних маршрутов так пахнет. Прибыв в город как раз перед дождём, мы, вдохнув, подумали, что кто-то испортил воздух в машине застали какую-то грандиозную общегородскую канализационную аварию. Но местные объяснили, что дело привычное — так, по-особенному, реагируют системы очистных сооружений местного спиртзавода на перепады атмосферного давления ровно за пятнадцать минут перед осадками.
       Кому как, а мне такая такая особенность вполне понравилась — запах быстро уходит, а к дождю можно подготовиться: бельё с верёвки снять, зонт не забыть, собаку домой загнать и калоши, может, даже надеть.
       Это была славная поездка, несмотря на наличие среди присутствующих двух сильно послушных мальчиков: много гуляли, съели тонну мороженого, забрели в армянский квартал, нашли старую майстерню над пропастью, полазили по крепости, не поленились сходить ночью взглянть на её новую подсветку, постреляли из лука и даже посмотрели фильм "Паутина Шарлотты", про поросёнка. (Последний, кстати, настолько понравился детям, что по приезду домой фильм этот они посмотрели ещё раз восемь. Или девять.)
       А в квартире, в которой мы останавливались в Каменце, были окна моей мечты: арочные, от потолка до пола.
    

И окна там тоже есть. Да.Свернуть )
                                                                                "Лучший подарок — сделанный своими руками. Мне
                                                                                     не надо лучшее — подарите что-нибудь другое."

                                                                                                        (Подружка одна моя как-то сказала.)




       Однажды, ещё в школе, Маринка Лебедева подарила мне на день рождения книгу "Кривые в военной топографии" "Белые ночи".  Восторг мой был притворным — к тому моменту я уже и так была счастливой владелицей собрания основных сочинений Фёдора Михайловича. Хотя, конечно, книжка маринкина была не без своеобразия: с художественно изготовленным покрытием из цветастой столовой б/у клеёнки и надписью "Мариночке от тёти Ани по случаю окончания восьмого класса" на обороте.
       В другой раз, позже, знакомая сшила и торжественно вручила мне тёмно-каштановую нейлоновую блузу маловнятной энигматической красоты. Пришлось инсценировать радость — жаль было расстраивать человека. Просто наш взгляд на красоту не совпадал.
      А на моё двадцатисемилетие поклонник подарил две впечатляюще-смердящие ондатровые шкуры. "Сам добывал, сам выделывал, без химикатов!" — сказал поклонник. Благодарность вышла вялой.
      Как-то было дело, получила на восьмое марта сатиновый набитый ватой чехол в форме сердца — в знак тёплого отношения. Бедное сердце потом долго мыкалось по моему жилищу, неприкаянное...
      Совершенно точно знаю, что все эти люди искренне хотели сделать мне приятное, и радовались, что так удачно угодили.
      Смешно, но я и сама время от времени "осчастливливала" одариваемых саморучно изготовленными вещами. Так вышло, что неуместность последней из них стала очевидна почти сразу. А ведь говорила Ленка: "Дари запонки!" Неуместность всех "раньших" очумелых подарков — только сейчас. И что-то стыдно мне так сделалось, господа хорошие.
       Зато кружок "Сделай сам" прошу считать официально и навсегда закрытым.

Он был последнимСвернуть )
                                                           

                                                               Днестр (укр. Днiстер, молд. Nistru, лат. Tyras) — река в Восточной Европе.
                                                                                 Течёт с северо-запада на юго-восток в пределах территории
                                                                                      Украины, Молдавии и Приднестровья. Впадает в Чёрное море.
                                                                                                                                                               (из Википедии)                                                                                                                                                                                                   
                                                                             ...В могучей и славной семье равноправной, в богатом приволье Днепра и Днестра
                                                                                                        Растёт Украина, цветёт Украина — советских республик сестра.

                                                                                                                                (Из очень дурацкого стихотворения советских лет)


       А лето мы встретили на Днестре. Раньше я там никогда не была (если не считать осенне-зимние транзитные проезды через мосты — тогда он мне почему-то показался похожим на Енисей).
       На Днестре было удивительно-красиво, идеально-чисто, впечатляюще-дорого, заманчиво-вкусно и потрясающе-скучно. Точнее, нам, самим по себе, скучно, конечно, не было — просто сделалось окончательно понятно, что любой вид "пляжного" отдыха дольше двух дней — вне списка наших заветных удовольствий.
       Хотя мне-то как раз было чем заняться: накануне было торжественно и сильно преждевременно спущено знамя Кима Протасова, и я позорно пожирала блинчики с маком и шоколадные кексики на день рождения Макс подарил мне зеркальный Nikon, и теперь запечатление окружающей действительности стало делом крайне вдохновенным. Особенно когда ландшафты способствуют.


И вот ещё, — очень сложно было выбрать, ибо много получилось всегоСвернуть )

Вот же ж ещё одно ёпрст! Уже давно поудалялась из всех возможных и невозможных одноклассников и вконтактов, оставив лишь тихий голый профиль в фейсбуке — на исключительный случай: если вдруг мой друг по ясельной группе Нафантий Залипухин захочет меня отыскать, — только его судьба осталась мне неведома, а ведь жениться обещал.
       Зато сегодня я умело смогла наступить на старые грабли.
       Утром получила на почту оповещение о том, что моя американская подруга зовёт меня законнектиться с ней в каком-то сообществе "Twoo". Подруга любимая — с ней можно хоть на край света, хоть в клуб шитья куколок вуду. Ну, я и согласилась, нажала на "коннект", нигде не регистрируясь и данные свои никакие не вводя.
       И что? Этот  "Twoo" стал хамским образом без спросу слать приглашения теперь уже моим контактам из джимейла, от моего имени.
       Стыдоба какая: у меня в почте полно людей, которых более чем неуместно приглашать на сайт знакомств (да-да, "Twoo" банально оказался чем-то подобным).
       В общем, если вы от меня, девочки-дурака, получили приглашение, то будьте бдительны: не ходите туда, куда я вас зову, поберегите коня.
       Зато пока разбиралась, как оттуда исчезнуть, мне успел написать человек из Инсбрука, с прекрасным именем Йодок (красиво, когда ударение на втором слоге). Не ответила. А ведь, может, мимо судьбы прошла.

UPD: О ужас! Есть пострадавшие уже. Если вы, доверившись мне, тоже нажали на "Connect", эта дрянь самостоятельно создала ваш профиль, засунула туда фото из фейсбука (или, может, ещё откуда-то, что связано с вашим имейлом), установила ваш возраст и город (из фейсбука узнаёт, что ли, не очень поняла) и написала, что вы хотите "meet someone between 35 & 50 years old". Берегитесь.

       Балаклава с бухтой и крепостью Чембало — это как Гиза с пирамидами. Или как Агра с Тадж-Махалом. В том смысле, что вдоль и поперёк всё давно фотографировано-перефотографировано — не удивишь никого и нового не скажешь, а ручонки, тем не менее, так и тянутся к спусковой кнопке фотокамеры. Мои вчера тянулись ещё и потому, что удивительное всё-таки было: облака толстым ватным одеялом улеглись на море, — не видела такого раньше, разве только из окна самолёта, — полежали-полежали, а потом исчезли бесследно.


ЕЩЁСвернуть )

Матвейское

      Сам с собой разговаривает в задумчивости:
       — Не, я в космос никогда не полечу — там жутко так, темно, воздуха нет, к тому же я не знаю, как управлять космическим аппаратом...
       — Тима, — зовёт брата.
       — Что?
       — Пообещай мне, что ты никогда, никогда в космос не полетишь.
       — Не могу, Матвей, — я ещё не решил, кем буду, когда вырасту: Беаром Гриллсом или Юрием Гагариным.

       ***
       Почти час делает домашнее задание по русскому языку.
       — Матвей, почему ты так медленно пишешь?
       — Да тут слова все... сложнее моей жизни.

       ***
       — Зачем только эту школу придумали? Ума от неё всё равно не прибавляется. Только одна усталость.
 

Метки:


Абрикосов, видимо, не будет. И вишен не будет. Будет буряк. Да и ладно. Черешню привезут из Турции. Хотя разве не прожить без черешни?
И в таком пейзаже есть красота. Гурманская. Патологическая где-то. Снежные цветы. Как в сахаре. Хочется лизнуть. Снежные цветы. Оксюморон. (Или таки катахреза?)
Серое небо — красиво. Cерый цвет — красив. Сложный. Многозначный.
Тяготение к патологической красоте — само есть патология? Малахольность? Плевать. А повседневное привычное невидение красоты — норма?
Нет общих ориентиров. Совсем. Только внутренние ощущения. И это не про погоду и не про природу. Это про вообще.

Метки:

       Вышла в магазин — он в двухстах метрах от моего дома. Почти случайно взяла фотоаппарат. Вернулась с кефиром, яблоками и кучей цветастых фотографических снимков.
       Недоумеваю, почему раньше я считала март самым дурацким месяцем. Наверное, по неизбывной камчатской привычке.

Миндаль. Люблю

Ещё цветочное. Без интриги и без затей.Свернуть )

P.S. Дорогие друзья, простите, что пока никого не комментирую, — знаю, что так неправильно и неинтересно, мне так самой не нравится. Я не в летаргическом сне, просто у меня это... эдвэнчэр тайм, короче. И ещё будет некоторое время. Но потом приду и обязательно всё скажу.

Метки:

Календарно-уместное

Никогда раньше не придавала значения этому календарному дню, но так случилось, что ровно год назад, когда Солнце находилось в двадцать шестом градусе Водолея, а в Крыму дул юго-западный ветер, мне пришло неожиданное письмо.
Обнаружив его, я непостижимым образом поняла, что теперь моя жизнь будет совсем другой, — поняла до того, как прочла. Не ошиблась. Тот день стал Днём начала сотворения моего нового мира.

***
Однажды меня спросили, чего самого главного я жду от мужчины. От того, который рядом. Ответить откровенно и просто мне было почему-то смутительно (да я и себе-то тогда не решалась признаться). Честный ответ пришлось заменить какими-то усложнёнными бесформенными субститутами. Сейчас хочется простоты и свободы от заблуждений, и я спокойно признаю, что самое главное, чего жду от мужчины, — это чтобы он был способен (и хотел) давать мне чувство безопасности.

***
Нельзя любить того, кого не хочешь узнавать. Неинтересное никогда не может быть любимым.

***
Секс без любви — это разочарование с отложенным эффектом.

***
Мужчина, который не позволяет женщине быть слабой, обкрадывает самого себя.

***
У каждых отношений — свой срок. Злость, обида, жажда мщения при расставании — индикаторы проваленной парной миссии. Индикаторы выполненной — нежность и благодарность.
       В этом году с зимой как-то не заладилось — она нас просто проигнорировала.
                          
                                           погода

Метки:

В последнее время то и дело какое-нибудь старое, всем известное, вдоль и поперёк заезженное банальнейшее высказывание наполняется вдруг для меня новыми смыслами: неожиданно начинаю видеть в нём то, что, казалось бы, находится на поверхности, но раньше почему-то было от меня скрыто. (Это вроде как с вещами: часто не можешь найти лежащее под носом, а найдя, удивляешься, как не заметил сразу.) Вот и с фразой "мечтай осторожно..." — то же самое. А ведь так просто понимать, что получая осуществлённую в твоей реальности мечту, становишься обладателем и всех прилагающихся к ней "аксессуаров", а также — потерях, о которых, мечтая, ты почему-то не думал.

***
Самый сложный для общения вид дурака — это дурак, который пытается быть оригинальным.

***
Не могу разлюблять людей — тех, кого полюбила однажды. Только непонятно: на сколько человек "спроектировано" моё сердце. Иногда кажется, что там ещё есть место, а иногда — что лимит полностью исчерпан, и "впустить" ещё кого-то — значит разорвать сердце вживую и погибнуть от его разрыва.

***
Мужчина заканчивается для женщины не тогда, когда он перестаёт совершать мужественные поступки, не тогда, когда он перестаёт зарабатывать много денег или вдруг по какой-то причине теряет физическую силу, а тогда, когда он перестаёт давать ей возможность чувствовать себя женщиной. Тем не менее, человек, который был когда-то для женщины мужчиной, а потом "закончился", часто имеет шансы быть её другом. Бесполым, правда.
      Замечательная Люба lionka_nn осалила меня во флэшмобе "Десять Желаний". Уверена, что стройно оформленным желаниям реализовываться легче, чем тем, которых обширно "растекли" в бесформенную неопределённость. Оформляю. Пусть это и будет мой последний пост в этом году. Спонтанный и быстрый.


1. Здоровья. В уходящем году я впервые осознанно поняла, насколько это важно. В общем, не боли нога, стучи сердце, гнись спина.
2. Побольше педагогического таланта. Или хоть сколько-нибудь. По отношению к собственным детям.
3. Творческого вдохновения — прям чтобы пёрло.
4. Высыпаться. Каждые сутки, а не раз в два месяца.
5. Улучшить физическую форму. Уделить должное внимание йоге. К марту вернуть безалаберно утерянную вришчикасану.
6. Реанимировать французский до уровня свободного владения. Вывести турецкий из "бэ-мэ" до более-менее сносного. Начать учить испанский.
7. Путешествий. Без предпочтений — пусть будут сюрпризы.
8. Пережить развод с минимальными душевными ранами и наименьшими бюрократическими заморочками.
9. Написать никому не нужную книгу. (Да, Пашечка, наконец-то я, кажется, созрела.)
10. Квартиру в Матери городов русских. Трёхкомнатную. Желательно в хорошем районе на правом берегу. Со всеми вложенными в это короткое желание большими смыслами.

       Передавать эстафету, наверное, уже резона нет, поэтому просто желаю всем здоровья, радости, любви и исполнения самых заветных желаний! С Новым годом!

       И большое искреннее спасибо, что вы есть, мои дорогие друзья!
       Это моя вторая попытка написать пост о поездке в украинские Карпаты. Не потому, что он мне как-то трудно даётся, — наоборот. Дело в том, что под натиском впечатлений от разговоров с некоторыми знакомцами я зачем-то выбрала тон доказывания, что их сведения о лютой ненависти жителей западных областей Украины к русским сильно расходятся с действительностью. А написав, вдруг поняла, что мне неинтересно доказывать. Это как оправдываться, не будучи виноватым.
       В общем, некоторым просто стоит постараться понять одну простую мысль: для того, чтобы максимально правильно составить представление о реальности, нужно познакомиться с этой самой реальностью лично.  А пост я написала новый.


                                                                                            Из диалога с Матвеем.
                                                                                          — Мама, а "уютно" — это как?
                                                                                          — Это когда тебе комфортно, приятно, радостно, нравится
                                                                                                то, что тебя окружает... Понятно?
                                                                                          — Да.
                                                                                          — Можешь составить с этим словом предложение?
                                                                                          — В Карпатах мне было уютно.

     
Знающие люди говорят, что в Карпатах чудесно круглый год. Похоже, что по-другому там быть и не может, но я рада, что впервые побывала в Карпатах именно зимой, волшебным образом перенесясь из бесснежного декабрьского кипарисного Крыма в настоящую зимнюю феерию, — такую, какую изображают на открытках и показывают в детских новогодних сказочных фильмах.
       Есть в этих завораживающих своей красотой местах нечто таинственное, мистическое — кажется, что если и обитают где колдуны и целители, то именно в таких небольших сосновых домиках в карпатских горах. Кстати, последний известный мольфар (карпатский шаман) дед Нечай жил как раз в Верхнем Ясенове — том небольшом гуцульском селении, где мы останавливались.
       Мы намеренно выбирали место, находящееся вдали от большой цивилизации и горнолыжных курортов, — не из нелюбви к лыжам, конечно, — из-за желания почувствовать себя "один на один" с Карпатами и проникнуться настоящей, а не сыгранной для туристов "сувенирной" гуцульской аутентичностью.
       Оказывается, бывает так, что ожидания не просто оправдываются "через край", а ещё и дополняются такими деталями, которые твоя фантазия придумать не могла. Всё было лучше, чем я себе могла нарисовать в воображении. И даже снежный буран, который в день нашего отъезда накрыл западную Украину и в который мы попали на обратном пути, обернулся неожиданным приятным сюрпризом.

МНОГО ФОТОГРАФИЙ И НЕКОТОРОЕ КОЛИЧЕСТВО СОПРОВОЖДАЮЩЕГО ТЕКСТАСвернуть )



       

Casuarius casuarius

       Вообще-то я хотела написать про Карпаты (откуда недавно вернулась), а главное — красоту показать. Но htlm-выкрутасы с размещением фотографий, чтобы не как попало, у меня обычно растягиваются во времени — поняла, что этим вечером уже не выдюжу. А вот о фемининном — по горячим следам — напишу.
       Сегодня со мной произошло то, чего не случалось последние лет десять: неожиданно я провела весь вечер в сугубо женской компании.  
       Всего нас было шестеро, возрастом от двадцати пяти до пятидесяти пяти лет. Девушки пили вино и сильно откровенничали. Я вино не пила и откровенностей не разговаривала — у меня нет интересных. Зато много и внимательно слушала, восхищалась, удивлялась и анализировала...
       У всех присутствующих было что-то общее — то, чего в себе найти у меня не получалось. В конце концов пришлось даже внести серьёзные поправки в самоидентификацию: я не белая ворона, я — шлемоносный казуар.

       Последние лет десять я ни разу не была в парикмахерской в качестве клиента.
       Я никогда не наращивала ногти, волосы или ресницы.
       Мне никогда никто ни разу не делал маникюр или педикюр.
       Я ни разу не была у косметолога.
       Я никогда не носила обручального кольца, хотя дважды был официальный повод: первый длился 5 месяцев, второй — 16 лет.
       Меня раз пятнадцать звали замуж, притом те двое (любимых) мужчин, кому я ответила согласием, потом передумали. А замуж я выходила за тех, кто меня туда категорически не звал — но так получилось (кстати, никакие беременности — как оно в таких случаях бывает — в причинах не фигурировали и близко).
       Я никогда не хотела быть и не была ряженой невестой, и у меня никогда не было свадеб.
       Я никогда не была и не мечтала побывать в Париже.
       Мои мужчины никогда меня не ревновали. Даже когда был повод.
       Я никогда не целовалась с девушкой.
       Я никогда не колола ботокс.
       У меня никогда не было сложных отношений со свекровью.
       Я никогда не ела чёрную икру.
       Мужчины никогда не дарили мне кольца (кроме одного "бриллиантового" раза, но потом пришлось отдать обратно, поэтому не считается). И духи тоже никогда не дарили.
       Я никогда не смотрела ни одной серии "Отчаянных домохозяек" или "Секса в большом городе".
       Я никогда не пила текилу, мохито, Блю Кюрасао или что там ещё есть.
       Ради меня никто никогда не совершал и не думал совершать никаких подвигов.
       Я ни разу в жизни не варила холодец.
       Меня совершенно не волнует, что сейчас модно надевать.

       Но я всё равно не мальчик. Правда. А про Карпаты напишу в следующий раз.
       Мне нравится картина природы позднего ноября, с её уязвимой наготой и концентрацией в монохромности, с её скудной однозначностью без примесей.
       В таком ноябре нравлюсь себе и я сама, — нравлюсь вдруг появляющейся способностью находиться в гармонии с собой без прокладывания амортизирующей подушки из иллюзий между действительным миром и мыслями. Это то, что мне иногда очень-очень нужно для очищения эмоций и "отрезвления". О, как я люблю это — граничащее с мазохизмом — состояние оголённых рецепторов восприимчивости и обострённой осознанности.
       В Крыму ноябрь иной: тёплый, солнечный, многоцветный. Он несёт совсем другую "терапию". Поэтому в конце последнего месяца осени я радуюсь возможности уехать "на север" хотя бы на несколько дней.
       В этом году мне повезло: я не просто отправилась в "правильный" ноябрь, не только поехала в лучшей из возможных для себя компаний, но и оказалась в очень приятном и интересном месте — таком, где именно та "насыщенная" энергетика, которая бывает — как я уже когда-то писала — только в точках соединения и смешения нескольких культур.
       Юго-западное Подолье и маленький кусочек украинской Бессарабии: Каменец-Подольский и Хотин — древнейшие города как в этих краях, так и вообще одни из древнейших в Украине.
       Когда мы приехали в Каменец-Подольский, то сразу подумалось, что если убрать автомобили и надписи на зданиях, то непонятно было бы, в какой стране и эпохе находишься — настолько похоже на всё сразу и ни на что одновременно. Странное и магическое ощущение выпадения из пространства и из времени.



Много фотографий и некоторое количество сопровождающего текста.Свернуть )

Собрание

       В школах сейчас есть такой прикол: для того чтобы объявить очередную сумму, которую нужно сдать для покупки новых унитазов или рулонов линолеума, назначается специальный день и время. Это называется собрание.
       Но иногда к этому событию приурочивают жаркие и долгие обсуждения других важных тем. Повезло и сегодня — я интересно провела вечер, со спецэффектами и долбисёраундом.
       Сначала горячо дебатировали о названиях конфет, которые надлежит "ложить" в школьные новогодние подарки. Затем увлечённо проводили подробный сравнительный анализ между шафрановыми мишками и голубыми кроликами — претендентами на украшение архимодной фотошопной рамочки для коллективной фотографии класса. Потом на авансцену вышла родительница с прекрасными татуированными вразлёт бровями и попытками найти ответ на вопрос о том, что появилось раньше — курица или яйцо от кого её ангельский мальчик научился произнесению сакральных назаборных слов.
       А в конце желающие задавали вопросы учительнице. Одна мама спросила, нужно ли в тетрадях после слов "классная (домашняя) работа" и написания числа-месяца ставить точки. Учительница ответила, что по новым образовательным указательным нормам — нет, поэтому она, проверяя тетради, эти точки зачёркивает. Завязался спор.
       Когда я из профессионального долга взяла слово (обычно-то я молчу, как бесцветная глубоководная рыба), то сказала, что это вроде как заголовки, поэтому точки не нужны, хотя вот в школах Советского Союза учили точки ставить.
       И тут на меня все посмотрели так, будто я лично знала Ленина.

О свободе

       Свобода — неизмеримо более широкое понятие, чем наличие возможности делать то, что хочешь. Последнее может порождаться безответственностью, легкомыслием, глупостью, хамством, безрассудным произволом, эгоизмом, разгильдяйством  —  то есть продуктами "свободы" мнимой.
       Настоящая свобода — это отсутствие страха. Страха быть собой, страха "не соответствовать", "не вписаться", страха быть смешным и нелепым. Страха быть открытым миру и людям. Страха терять. В том  числе — себя, чтобы потом найти — иного, обновлённого. Страха быть отвергнутым, нелюбимым, брошенным. Страха говорить правду. Страха перед ответственностью и обязательствами.
       Свобода — это здоровое (контролируемое) равнодушие. Равнодушие к социальным фетишам. Равнодушие к внешним "нормам". Равнодушие к собственным целям, когда они — "только здесь и сейчас".
       Свобода — это уверенность. Уверенность в своей мечте. В своей судьбе. В доброте людей и окружающего мира. Уверенность в том, что помогая кому-то, приобретаешь.
       Свобода — это смирение. Смирение с тем, что невозможно изменить. Радостное смирение.
     
       Очень хочу, но пока не могу назвать себя полностью свободной: самая большая проблема — в "пункте" страха потери любимых людей, страха боязни быть им ненужной. А ведь всегда теряла именно потому, что боялась, и буду терять — до тех пор, пока не избавлюсь от страха.
       Желаю свободы себе и всем тем, кому она тоже нужна!

Мелочи жизни

       Стою у магазина, жду детей, — мои сыночки и соседская девочка, которую мы взяли с собой, никак не могут заставить себя выйти из отдела игрушек.
       Со мной тем временем пытается знакомиться мужчина: "Девушка, вы не меня ждёте?" — и, не встретив сопротивления, начинает активно демонстрировать свои белые носки и другие явные и скрытые достоинства.
       Вскоре появляется Матвей, неся миру громкий рассказ об увиденном игрушечном ассортименте. Мужчина радостно поддерживает его вопросами, жмёт мальчику руку и приглашает к себе на корабль (потому что военно-морской офицер и зарплата у него сорок тысяч).
       Ещё через пять минут выходит наша знакомая девочка, молча подходит к нам и обнимает меня за ногу. Мужчина настораживается, но решительного настроя не утрачивает: делает Анечке "козу".
      Вслед за Анечкой выбегает Тимофей и, приближаясь, пронзительным голосом возбуждённо орёт про "новые лего-ниндзяги, которые всего за тридцать две гривны". Мужчина тут немеет, округляет глаза, непроизвольно вскликивает "во, бля!" и внезапно бежит наутёк вслух вспоминает, что ему прямо сейчас уже пора на боевое дежурство.

***
       Некоторое время назад в Украине изменилась система обозначения автомобильных номерных знаков: если раньше регион обозначался цифрой, то сейчас — фантазийной буквенной комбинацией, обычно не связанной с названием области, например: ВВ — код Николаевской области, СВ — Черниговской и т. д.
       У нас среди севастопольских номеров (СН) часто встречаются знакомые знаки Крымской автономии (АК), реже — какие-то другие. Едем с Серёжей, я его периодически спрашиваю:
       — BT — это что?
       — Херсон.
       — А СА?
       — Черкассы.
       — ВН — это Одесса?
       — Да.
       — Серёж, а АХ?
       — АХрен его знает!

***
     "Чтобы ваш совместный жизненный путь был долгим, красивым, лёгким и счастливым, он непременно должен начинаться с элегантных па! Мы позаботимся о том, чтобы вы не выглядели нелепо на собственной свадьбе — лучшем событии вашей жизни. Приглашаем на занятия по постановке романтического свадебного танца, который вы всю жизнь будете вспоминать с улыбкой, нежностью и ностальгией!"   
       Такую листовку мне в почтовый ящик бросили. Убиться. Неромантичная я.


       Ну, что, друзья: сходила я на пленэр — давно кисти чесались, а времени всё не было.
       По результатам поняла, что пора набраться решимости и жалкие попытки акварельно псевдоживописать навсегда оставить.
Видимо, мой удел — звёздочки на новогодних ёлочных шарах акрил на каменных рыбах. А как всё хорошо начиналось тридцать лет назад... Эх!


       Комментарии отключила по понятным причинам.

На Мангуп-Кале

       Крымский гидрометцентр обещал приход циклона с Балкан, и все как один погодные сайты угрожали жирными дождевыми каплями. Но кто не рискует, тот не пьёт кефир с булками на Мангупе (да, так потом и было, заслужили), куда мы поехали вопреки страшным метеорологическим прогнозам.
       Гора представляет собой скальный останец, с трёх сторон окружённый высокими отвесными обрывами. По всему периметру горного плато в скалах вырублены пещеры. 
       Много чего интересного происходило здесь, на шестистах метрах над уровнем моря. Самые ранние обнаруженные в этих местах стоянки относятся ко временам неолита. Позже здесь жили тавры, скифо-сарматы, алано-готы — тогда город назывался Дорос и был столицей крымской Готии. После на плато пришли свирепые хазары и надолго разместили свой гарнизон.
       История самого города Магнуп (Феодоро) очень долгая и запутанная — начинается где-то в шестом (похоже, точно никто не знает — вернее, как почитать, всякий важный исторический исследователь имеет своё правильное мнение), а заканчивается — в восемнадцатом веке, когда его покинули последние караимы.
       Горные средневековые города появлялись, росли и угасали под натиском врагов и времени. Остатки сохранившихся оборонительных сооружений относятся к XIV – XV вв., когда город Мангуп был cтолицей поздневизантийского княжества Феодоро. Потом, как и положено, княжество (и, соответственно, город) захватили османы, построили в городе крепость, которую и назвали Мангуп-Кале. Турки оставили крепость только спустя триста лет. А название так и сохранилось, на турецкий манер.
       Сюда хочется возвращаться — ощущение интересное: происходит что-то вроде отрыва от реальности. И это даже напрямую не связано с "прикосновением к древности" (мало ли где мы с ней соприкасаемся). Невозможно объяснить — такая энергетика. Ещё и людей — спасибо недошедшему балканскому циклону! — почти совсем не было, что усиливало упомянутое ощущение.  


Ещё фотографии и одно несуразное видеоСвернуть )

     
       Вообще-то мы тыкву к Хэллоуину берегли, потому что затейливые сыночки с лета мечтают вырезать в тыкве глаза, нос, впечатляющую пасть, насыпать внутрь конфет, вставить свечу (надо же, как прекрасно по-медицински последнее звучит!), поставить сооружённую конструкцию в темноте, как следует намазать себе чёрным под глазами, сесть около страшной тыквы, бояться и петь зловещим голосом: "This is Halloween, this is Halloween, pumpkins scream in the dead of night". А потом обожраться конфет — в компенсацию за страх, конечно.
       Но на прошлой неделе я летала в Киев, где в одном из ресторанов национальной кухни обогатилась идеей тыквенных оладьев. Идее не пришлось долго ждать часа своей реализации, и направление отдельно взятой тыквенной судьбы круто изменилось. Получилось вполне вкусно. (А вы говорите, что вегетарианцем тоскливо быть. Всё неправда.)
       Однако детским мечтам положено сбываться, поэтому будет куплена новая тыква, ещё лучше прежней, и уже она проживёт положенную всякой приличной тыкве судьбу.

Метки:

Сегодня днём было +30 по Цельсию. И вчера тоже. И позавчера. А люди почему-то ходят в куртках. Прямо с первого сентября ходят — видимо, потому что осень, положено так.
Дети в саду у Тимофея заботливо наряжены путёвыми родителями в колготки, кофты, ботиночки и — местами — шапочки. Веду мимо них своего безносочного ребёночка в шортиках и думаю, что кто-то сошёл с ума. И что-то мне уверенно подсказывает, что в этот раз — не я.

***
В моём семействе все любят сырники. Я тоже люблю — но не те, которые жарю сама, а те, которые готовили в советских столовых: резиновые и с чёткими контурами, — у меня такие никогда не выходили.  До сих пор я считала, что волшебный сырничный рецепт канул в Лету вместе с великим и могучим. Но сегодня я не добавила в тесто соду, потому что у меня её не было, и получились сырники, о которых я мечтала с девяносто первого года прошлого века.
Правда, никто их есть, кроме меня, не стал — заботятся, наверное, чтобы мамочка нечаянно не похудела.

***
Моя стоматолог сказала, что у меня удобный рот. Вот так и сказала: "У тебя удобный рот. Прелесть просто".
А ещё она сказала, что один ребёнок — это мало, а больше трёх — это колхоз. И я даже где-то согласилась.

Крымское дорожное

       Уже много лет живу в Крыму, но не перестаю открывать его для себя. Удивительно, что такая небольшая по площади территория может вмещать необъятное разнообразие ландшафтов и культур.
       На днях мне впервые довелось проехать полностью вдоль моря по трассе Севастополь-Феодосия. Автомобильные маршруты  из Севастополя на восточный берег полуострова обычно пролегают через Симферополь — так, понятно, быстрее, удобнее и надёжнее. Но лишний час, потраченный на южную дорогу, сто́ит той потрясающей красоты и совершенно особенного, я бы сказала — беспечного, восторга. Только ехать обязательно нужно именно так, всё время вдоль берега, между горами и морем. Неплохо, конечно, уверенно чувствовать себя за рулём, или очень доверять водителю, потому что 150 километров от Ялты до Коктебеля — сплошной довольно узкий серпантин. Вестибулярно неустойчивых пассажиров лучше заранее накормить специальными розовыми таблетками.
       А ещё эти места очень вдохновляют на всякого вида творчество, — у меня даже появилось желание взять краски, кисти с этюдником и поселиться на недельку в каком-нибудь селении между гор. Но пока я только высовывала руку с фотоаппаратом из окна движущегося автомобиля.
       Заваленные горизонты прошу считать особым художественным приёмом, позволяющим оценить извилистость серпантина и угол наклона трассы.

Фотки из окна автомобиляСвернуть )

Hediyelik hayatlar...

       Какое же всё-таки счастье, что есть этот город!
       Консервативный и одновременно сумасбродный — он спасает, исцеляет, умиротворяет, смиряет, вдохновляет, наполняет верой; никто и ничто не может забрать его у тебя — он навсегда твой, и любовь твоя к нему — навсегда. И так хорошо делается: светло, уютно. Легко и просто получается здесь быть собой. Подарок жизни.

***

Никто не предоставит тебе честности, пока ты не предоставишь её себе сам. А когда ты позволяешь себе быть честным с собой, в честности других уже нет необходимости.

***
Доверять кому-то — нет смысла, так же как и не доверять. Правды нет. Она изменчива и всегда условна.

***
Чем отличается хороший художник (художник — в широком смысле) от гениального? Хороший художник, имея в виду определённый замысел, умеет найти удачные средства донести его содержание до мира. Гениальный же художник, «транслируя» определённую идею, доносит до мира большее, чем предполагает донести.

***
Мечты не сбываются. Но иногда случаются чудеса. Только они никогда не происходят внутри наших планов — что, в итоге, всегда оказывается правильным.
      

Мама, купи!

— Мама, купи мне вот такой конструктор!
— Не могу.
— Ма-а-ма-а-а, ну, купи-и-и! А себе тогда можешь купить золотые чешки.

Рыбацкие будни

        Не знаю кому как, а мне бельё сушить нравится на верёвке за балконом, на чистом морском ветру. На окраине нашей тихой провинции это можно, да и балкон мой на четвёртом этаже, упрятан за ветками грецкого ореха.
        Только регулярно что-то улетает — или я абсолютно лишена таланта правильно крепить тряпичные изделия, или потусторонние силы вмешиваются. Улетает, правда, недалеко — там грецкий орех (вы же помните).
        Для "рыбалки" я смастерила особое приспособление: привязанный к грузу большой рыболовный крючок-тройник. Его при надобности я опускаю на верёвке, подцепляю застрявшую на дереве вещь и благополучно транспортирую её обратно. Это быстро и не стоит почти никаких усилий. 
        Бывает, я не сразу замечаю, что что-то улетело. Тогда мои вещи приносит Николай, сосед со второго этажа, и вручает без слов. А когда меня нет дома, вешает их на дверную ручку. Он думает, что я с ним заигрываю, закидывая на ветки перед его балконом свои лифчики разные предметы одежды. Когда мы встречаемся с Николаем в подъезде, он всегда мне хитро-хитро улыбается — так, как будто у нас с ним есть общая тайна. А она есть: ведь этот милый человек лучше всех других милых людей знаком с фасонами и расцветками предметов моего нижнего белья гардероба. И мне почему-то становится чуть-чуть стыдно.
       Тем не менее, такое положение вещей нас с Николаем, в целом, устраивает. Только когда лишние люди в нашу идиллию не вторгаются. Сегодня вот одна бдительная гражданка вмешалась: заподозрила меня в попытке хищения панталон престарелой соседки. Грозила милицией и сто восемьдесят пятой статьёй УКУ.
       Панталонный промысел милицию не заинтересовал, — зря ждали.

***

       Часто судьба так тщательно всё обставляет, что начинает казаться, что режиссёр-умница — ты сам. Или режиссёр-дурак.
       Я всегда любила учиться, но никогда не любила школу — и как само здание, и как искусственным образом сформированную "естественную" жизненную среду, и как институт унижения и обезличивания.
       В галерее моих воспоминаний школа представлена пространным серым пятном (хотя, надо сказать, неоднородно-серым — серый вообще цвет весьма сложный), с редкими разноцветными вкраплениями.



Бо́льшая часть моих школьных лет прошла в средней школе №7 города Петропавловска-Камчатского. В те времена она имела громкое имя, гордилась своей историей и спортсменами. Даже попала я туда "по блату" (Алиса, — если ты это читаешь, — твоя мама помогла), потому что по районному делению мне полагалось идти в школу другую (тогда строго было).

***
Очень хорошо помню первое сентября в первом классе. (Все остальные — весьма смутно.) Я была единственной девочкой с короткой стрижкой и без бантов.
После линейки мы с мамой пошли фотографироваться в фотоателье. Мне пристегнули чужие банты — потому что фотографироваться без бантов считалось неприличным.

***
 У меня совсем мало школьных фотографий. Разве что только коллективные, сделанные специально приглашённым общественным фотографом. Самая нелюбимая — из пятого класса: все дети сидят бок о бок на гимнастических скамейках, а я — на высокой табуретке. Табурет на фото не виден, зато я кажусь выше всех на полтуловища.
У большинства девочек — дурацкие рейтузы, надетые под школьные платья. (Под рейтузы надевались ещё и тёплые колготки, если что.)

Почему-то до сих пор...Свернуть )

     В подъезде сидит летучая мышь. Надо спасать. План спасения — в разработке. «Бедный, бедный хомячок», — говорит Тимофей и прячется, проходя мимо животного, за моей широкой спиной.

       Бывший поклонник коллега пригласил на концерт Надежды Кадышевой. Отказалась скрепя сердце.

       Сначала сгорел светильник в коридоре, за ним — половина люстры в комнате, потом что-то хлопнуло и полыхнуло в самой нужной розетке, позже потёк кран в кухне, а газовая колонка начала зловеще вонять гарью после нескольких дней ненавязчивого припахивания. В связи с этим вчера мною были начаты, а сегодня продолжены реанимационные меры. (Только, правда, не по отношению к колонке — газовых колонок я боюсь паническим страхом.)
       Накануне обнаружив в себе полное отсутствие сантехнического таланта, сегодня, в компенсацию, я выявила наличие собственной замечательной электротехнической одарённости: меня внушительно шибануло током — что хорошо: теперь у меня не только появился шанс вдруг начать говорить на суахили, но ещё теперь я знаю, что ток в самой важной для меня розетке всё-таки есть.

       Ребёночек философствовал о светлом: «Любовь — это когда на тебя не орут, не бьют тебя и не дают тебе суп со вкусом незрелого банана».

       Над домом резвятся птицы. Стальные. С оглушительным рёвом. Кружатся прямо над нашей крышей. Двадцать девятые МиГи, не хухры-мухры. Весь день пытаюсь понять цель их полётного задания. Не поняла. И фиг с ним — лишь бы не было войны.
       Под впечатлением скачала книгу капитана Зуева «Fulcrum: A Top Gun Pilot’s Escape from the Soviet Empire». Буду читать долгими зимними вечерами.
             
       Усердно занимаюсь на новозаведённом тренажёре «Мэджик Лэгз». Лэгз пока совсем не мэджик — зато, при надобности, легко могу скопировать походку а-ля «а я два часа назад родила».

       «От нормальной сексуальной жизни вас отделяет всего один звонок» — SMS-сообщение с таким содержанием получаю в который раз. Добрые заботливые люди. Всё стесняюсь им позвонить.

***

Удовольствие от совершённого безумства иногда оказывается гораздо сильнее, чем польза от благоразумия.

***
Лучшее наследство для ребёнка — это мудрость его родителей. Или хотя бы одного из них.

***
Одно из ценнейших приобретений взрослости — не мечтать о том, чего нет и никогда не будет, — с тем использовать свои имеющиеся возможности по максимуму.

***
Самые кипучие эмоции из-за несправедливости (по отношению к себе) я испытала на выпускном экзамене по алгебре в восьмом классе: все, кто списал у меня решение варианта контрольной, получили "пятёрки", а я — "четыре", потому что на последней, пустой, странице экзаменационного листа не прочертила поля. (С тех пор страдаю тяжёлой формой бюрократофобии.) Кажется, что всё остальное всегда было справедливо.

***
Злость  — это то, что не может уживаться рядом с мудростью. Мудрый человек не может быть злым.

***
Не нужно хватать звёзды с неба, не нужно представлять из себя нечто социально значимое, не нужно стараться что-то доказывать для того, чтобы тебя любили самые важные люди твоей жизни. Достаточно (и единственно необходимо) — быть собой. При всех остальных вариантах в тебе может нуждаться кто угодно, только не они.

***
Если бы можно было любым фантастическим образом сделать что-то для себя двадцатилетней, то я очень бы хотела написать себе, той дуре, письмо.
     

       Погоды нынче у нас такие приятные стоят! Не холодно совсем. И непасмурно.
       Вот пошли мы вчера вечером с детьми гулять: солнце уже заходило, а забортный термометр плюс сорок градусов по Цельсию показывал. Прекрасно, думаем, кофты брать не надо, и ноги не замёрзнут.
       На улицу вышли, ребёночек старший остановился, пооглядывался по сторонам да и говорит: "Хорошо как, совсем никого нет, будто в Чернобыле — только без птиц".
       И действительно, хорошо ведь: тихо вокруг, ни ветерочка, и воздух такой густой-густой — дышать с усилием приходится — лёгкие тренируются. И сердце тренируется, особенно если чуть шаг ускорить: "ты-дых, ты-дых, ты-дых...". А если чай горячий пить, то шлаки все из организма прочь стремятся. Только халат-чапан нужен. Без него шлаков меньше выходит.
       И лишний вес пропадает, нелишний — тоже. Самый лучший похудительный рецепт "хочешь есть — пей воду" не только легко к исполнению даётся, а ещё естественно и приятно. А другой никакой не даётся. И отлично, потому что этот — самый результативный.
       А бельё, знаете, как быстро сохнет? Пока ты последние трусы прищепками пристёгиваешь, первые — сухие уже!
       И вот что ещё: можно заметно облондиниться без химии — достаточно с непокрытой головой по улице ходить. Хотя если вы китаец, то именно этот эффект вам гарантировать не могу, — слишком волосы у вас жёсткие.
                                                                       
Хмельницький — Шепетiвка —  Старий Кривин — Остро㠘— Рiвне — Львiв — Хмельницький
                                             
               
«...нет никакого Рио-де-Жанейро, и Америки нет, и Европы нет,
ничего нет. И вообще последний город — это Шепетовка,
о которую разбиваются волны Атлантического океана.»

И. Ильф, Е. Петров, "Золотой телёнок"
    В спонтанных путешествиях, которые случаются не по заранее составленным маршрутам, есть своя прелесть. Пожалуй, такие люблю даже больше остальных. В них почти невозможны разочарования, но гарантированы дорожные приключения и неожиданные открытия.
       Когда быть в дороге — твоё естественное состояние, погружаться в которое для тебя важнее, чем прибывать в запланированный пункт назначения, то кажется нормальным знать лишь исходную точку движения, а направление выбирать практически в момент старта.
       Совсем неважно (а вместе с тем — очень любопытно), в каком населённом пункте ты будешь сегодня ночевать, — лишь бы ветер в волосах и полный бак бензина, а твои спутники — единые  с тобой организмы...
       И тогда ты обретаешь способность понимать, что нет городов — есть только твоё отношение к ним. Не имеет значения, какая точка географии, какой пейзаж за окном; всё — каким бы оно ни было — имеет свой уникальный смысл, наполняющий данный конкретный момент важностью и содержанием.
       Carpe diem. Не упускай ценность мгновений, расставляй на своих внутренних топографических картах собственные условные знаки, складывай впечатления в шкатулку будущих воспоминаний, чтобы потом, при соответствующем расположении духа, любовно перебирать её "экспонаты". Желательно ничего не упускать из виду — никогда заранее не знаешь, какое из воспоминаний со временем обретёт статус отдельной ценности, и откуда родом будет оно —  из Парижа ли, глухой деревни или монгольской степи.

       ...Дорога из Хмельницкого в Шепетовку — солнечные лучи сквозь утренний туман на полях, серебряные волны гречишных полей и пронизительно чистый воздух. А ещё купленный на бензозаправке кофе с шоколадом, выпитый посреди ярко-жёлтого подсолнухового поля в половине седьмого утра. И возбуждающая мысль о том, что, наверное, никто никогда такого раньше не делал.
       Старый Кривин — это густо и пряно пахнущий дубово-сосновый лес с растущей в нём дикой малиной, пение петухов, новый отель посреди украинской деревни и... черника на завтрак.
       Острог — умиротворение, курицы с кошками на улицах и башня средневекового замка князей Острожских.
       Ровно — вряд ли то место, куда стоит ехать специально, но шоколадный десерт в арт-кафе "Сальвадор Дали" был неплох. И погода случилась приятная.
       Двести километров на юго-запад — и Львов! Колоритный, уютный, импозантный, размеренный и совершенно прекрасный. Он — в заветном списке городов, в которые время от времени стоит обязательно приезжать, — не столько за достопримечательностями (хотя весь исторический центр Львова внесен в список наследия ЮНЕСКО), сколько за исключительной атмосферой, которая обычно возникает только на месте смешения многих культур и народов.
       Не нужно селиться в отеле — куда лучше снять квартиру в центре старого города в столетнем, как минимум, доме, с изогнуто-витиеватой лесницей и скрипучей входной дверью.
       Башни, соборы, костёлы... — ходить до ночи по узким средневековым очень фотогеничным улицам, ощущая, как прикасаешься к чему-то особенному; с радостью первооткрывателя находить в этом городе что-то "своё". Позавтракать в какой-нибудь кав'ярні за столиком на открытом воздухе. Непременно. Утренний пробуждающийся Львов — вне времени и измерений.
       Гармония, красота, спокойствие и утончённость этого города проникают в тебя, растворяясь, — и ты чувствуешь себя самого красивым, утончённым и гармоничным. Очень вдохновляющее ощущение, достойное того, чтобы быть неоднократно повторённым.

Много фоток Львова, некоторых других мест и людейСвернуть )

***

—  Матвей, а кто ты по национальности?
— Эээ... Крымец!

***

— Мама, что мне делать: я хотел бы на тебе жениться, но я уже Арише обещал.

***
Объясняет брату:
— Дерево, Тима, — это живое существо. Только безглазое и безушное.

***
— Во второй класс я идти не хочу.
— Почему?
— Потому что когда в школе учишься, всё вдохновение портится.

    
       Имела настроение умное написать. Но у меня тут какая-то диковинная хрень непонятность приключилась: журнал самостоятельно и добровольно расформатировался. Строчки удлинились и застремились к бесконечности вправо. А вниз — никак! Притом во всех постах.
       Промурыжившись почти час с клистиром и свинцовыми примочками, плюнула на это дело и решила от отчаяния чаю испить. Испила. Тут всё — смотри пожалуйста! — само и починилось.
       Однако слагать умное я уже расположение утратила. Запощу вместо этого фото.


     

Содержание страницы

Разработано LiveJournal.com